EN
1 июля 2021 #Форум
Сергей Кузнецов: Работаем с набережными деликатно и тонко

В первый день работы Московского Урбанистического Форума 2021 состоялась пленарная дискуссия «Urban Waterborne. Как вернуть реки городу»

Говоря о комплексном проекте развития набережных в столице, главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов рассказал о его основных задачах и целях: «У нас есть 235 километров набережных, причем в работе находится и река Яуза, и важная часть водной системы города – Химкинское водохранилище с каналом имени Москвы, который соединяет реку с Волгой и питает ее водой. Уже свыше 90 километров набережных мы благоустроили, реализовали как пространства на реке, и впереди еще довольно большая работа».  


Маршруты вдоль Москва-реки будут безбарьерными

Рассказывая о таких уже осуществленных элементах проекта, как Зарядье, Северный речной порт, Крымская набережная и Лужники, Кузнецов подчеркнул, насколько уникально каждое из этих пространств. «Мы работаем с набережными деликатно и тонко, – сказал главный архитектор Москвы. – На Севере города, например, делаем небольшие подходы к воде, зоны отдыха». 

Иначе выглядят десять километров новых набережных от Новоспасского моста до Южного порта. В квартале ЗИЛ, где подхода к воде раньше не было, теперь создан прогулочно-беговой маршрут с ландшафтными зонами.

Маршруты вдоль Москва-реки будут безбарьерными, переговоры об этом уже проведены со всеми собственниками, девелоперами и инвесторами, занимающимися строительством кварталов на набережных. «И это не просто требование главного архитектора, его прихоть, это – городская политика. Мы хотим проницаемости набережных вдоль реки, – подчеркнул Кузнецов. – Вода в городе становится доминирующим рекреационным пространством».


Стратегия развития реки Казанки

О большом проекте в Татарстане рассказала партнер и куратор культурных программ Orchestra Design Екатерина Гольдберг: «Стратегия развития реки Казанки нацелена на создание крупнейшей экосистемы прибрежных парков. У Казани очень обширные природные территории, которые прилегают к реке, а для городов-милионников это – исключительная ситуация, потому что как правило они застраиваются. Вся территория стратегии – это 3000 гектаров, включая 22 километра прибрежной полосы в черте города. Там появятся 12 парков и 150 километров вело-пешеходных маршрутов».


Два американских проекта

Директор Ken Smith workshop Кен Смит поделился деталями двух американских проектов. Первый заключался в замене пирса, построенного в 1970-х годах в Санкт-Петербурге, штат Флорида. Чтобы противостоять приливам и штормам, его сделали выше, повысили доступность для пешеходов и велосипедистов и обустроили зоны, доступные всем группам населения: детскую площадку, зеленую лужайку, с которой можно любоваться водой и озелененные пространства с пальмами, высаженными прямо на новом пирсе. 

Кен Смит объяснил, что в Нью-Йорке его бюро работало чуть иначе. Когда мэр Блумберг объявил о программе реновации эспланады и пирсов города. После благоустройства и озеленения их привлекательность для горожан выросла в разы, а пространства у реки конкурируют теперь по посещаемости с Центральным парком города.


Набережные Чикаго

О проекте благоустройства набережных в Чикаго рассказал Майкл Гроув, главный ландшафтный архитектор бюро Sasaki. Там пространство вдоль реки развивали как рекреационное. После благоустройства нескольких марин и бухты у воды организовали множество кафе и ресторанов, проложили пешеходные маршруты, организовали в самом центре города экскурсии на каяках и фестивали у воды. Все эти активности помогли городу со временем вернуть деньги, вложенные в благоустройство набережных.

Интересно, что по словам Гроува «все работы велись с баржи, на которой находилась строительная техника и необходимые материалы. Делалось это, чтобы не мешать дорожному движению в городе».


Пример Сайгона

Еще один уникальный кейс бюро Sasaki, обсуждавшийся на панельной дискуссии – пример вывода порта из вьетнамского Сайгона. Работы по благоустройству набережных начались там, когда в 2019 году порт перевели из центра города в другую локацию.

«Мы хотели создать пешеходные пространства по соседству с водой, и для этого создали скверы и улицы, направляя потоки людей к набережной», – рассказал Гроув. Так как Сайгон подвержен сезонным наводнениям, там пришлось строить дамбы и здания с особыми подземными парковками, которые в период муссонов становятся резервуарами для воды.