EN
2 января 2023
Инструкция 4: Арктические города. Ирина Красноперова (экономгеограф): «Ещё несколько лет назад об особом подходе к благоустройству на Севере было не принято говорить»

В арктической системе расселения не только города, но и небольшие населенные пункты выполняют роль баз освоения обширных ресурсных территорий, обеспечивают стабильность и адаптацию кадров, выполняют важные социальные функции. Многие из них, благодаря важности и уникальности своих функций, служат опорными пунктами для развития всей Арктической территории. Так в чем же особенность этих городов? 


Ирина Красноперова, экономгеограф, исследователь Севера и Арктики, автор подкаста «Арктические вайбы»


Можно ли сделать поселения в Арктике такими же комфортными для жизни, как и города за пределами Полярного круга?

— Если выделить на карте России районы Крайнего Севера и приравненные к ним территории, то мы увидим, что это около 70% территории (а вовсе не только Арктика). Они находятся в климатических зонах, для которых свойственны низкие температуры с резкими перепадами, сильная ветровая нагрузка, продолжительный зимний период, вьюги, пурги. И вроде бы, говоря о северных городах и проблемах организации в них пространства и городской среды, мы имеем в виду Арктику, но важно не забывать о том, что все эти сложности есть у огромного пространства вне Арктической зоны. 

Основные сложности, влияющие на обустройство пространства на Севере, — это, прежде всего, снеговая нагрузка и сильный ветер. Например, небезызвестная чёрная пурга в Норильске буквально уносит людей; ветровая нагрузка — важный фактор при расчете износостойкости конструкций, дорожных знаков, балконов, элементов декора. Жители посёлка Тикси на севере Якутии мечтают поставить на главной площади новогоднюю ёлку —  но ёлки в Тикси летают, и с этим невозможно ничего поделать, можно только адаптироваться и придумать другую конструкцию. 

Еще одна сложность, которая в меньшей степени проявлена в западной части Арктики, это многолетняя мерзлота (или многолетнемерзлые грунты). Она существенно увеличивает издержки в проекте, где свайные фундаменты составляют обычно около трети стоимости. В арктических широтах большая часть жилой инфраструктуры построена в советское время. Но в советские годы особого внимания к вопросу повышения температуры многолетней мерзлоты не уделялось: дело не в том, что всем было всё равно, а в том, что тогда никто не мог предположить, что темпы таяния многолетнемерзлых пород так ускорятся. Представьте, что у вас есть эскимо и оно лежит при крепком морозе в морозильнике. А насколько крепко будет продолжать держаться палочка от него, если наше мороженое переложить уже в холодильную камеру? Вроде и там, и там холодно, но даже один градус влияет на то, как крепко будет палочка держаться. В нашем, арктическом, случае: палочка — это и есть наши свайные конструкции. 

Если мы попытаемся подойти к общей проблематике и оценить, как всё это влияет на людей и качество жизни в Арктике, то мы получим довольно интересные цифры. Согласно соцопросам среди жителей Арктической зоны РФ, практически для трети людей погодные условия становятся причиной принятия решения о переезде. С одной стороны, это проблема, с другой,  — климат и погода  — это те исходные данные, с которыми мы ничего сделать не можем, остается только научиться с ней жить. Но то, на что мы можем воздействовать, это качество благоустройства (сейчас более 50 % арктических жителей заявляют о том, что в поисках комфортной городской среды готовы покинуть Арктику). 

Отвечая коротко на ваш вопрос,  — да, поселения в Арктике можно сделать комфортными. Это сложнее и дороже, но и важнее, поскольку в условиях климатических особенностей Севера инфраструктура имеет гораздо большую ценность (без нее просто не выжить).


Арктика, фото: Ирина Красноперова


Каковы, на ваш взгляд, основные проблемы развития северных территорий?

—  До этого мы больше обсуждали климат. Как экономгеограф, я не считаю климат вызовом. Если говорить о проблемах, первой я бы назвала удалённость от основной зоны расселения. Город должен оказывать услуги другим городам и прилегающей зоне своего влияния  — так он растет и развивается. В Арктике такого нет. Проблематика развития арктических городов широко исследована Надеждой Замятиной — географом, преподавателем Географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и ВШУ им. А.А. Высоковского, заместителем генерального директора Института регионального консалтинга. Надежда Замятина называет такое явление «арктическим одиночеством»: такие города вне сети, они почти не взаимосвязаны с другими городами, у них почти нет пригородов. 

Особенностью является и малый размер арктических городов  — у них узкий рынок, низкая плотность населения, а экспортировать товары дорого. Также многим компаниям (сетевым) невыгодно заходить на эту территорию, их бизнес просто не будет окупаться. 

Ещё арктические города «пульсируют». Что это значит? Речь идет о постоянном и сильном колебании численности населения, что не характерно для большинства городов. Да, конечно, все города когда-то растут, когда-то их время проходит, но в Арктике всё как будто ускорено, все эти флуктуации наблюдаются чаще и резче, экономический цикл здесь как будто короче. 

Но проблема здесь немного в другом. Когда города растут, мы знаем, как их развивать. Но что делать с городом, который начал терять население (или потерял две трети, например), никто не понимает. Но для северных городов, развивающихся в основном благодаря индустриальным проектам, такие бесконечные пульсации – это нормально. Расти — нормально, но и сжиматься — тоже совершенно обычный процесс. Важно просто научиться это замечать и правильно настраивать свои инструменты для работы с городом и его средой. 


Новая Земля, фото: Ирина Красноперова


Вы затронули тему благоустройства. Связан ли с этим «Арктический стандарт»? 

—  «Арктический стандарт» — большой проект, состоящий из разных блоков. Как он появился? Ответ кроется в нашей родной гиперконцентрации всех процессов в Москве. Все нормы и правила возникают в столице и далее распространяются на остальные территории. Вот и в работе с городской средой история оказалась аналогичной. Когда бум урбанистических проектов вышел за пределы Центральной России, оказалось, что страна у нас немаленькая и, похоже, не всё, что придумывается в центре, подходит всем регионам. Речь, прежде всего, конечно о погодно-климатических сложностях: нельзя распространять московские нормы в строительстве и благоустройстве среды, например, на Норильск. Цена такого унифицированного подхода — уж больно велика. 

Так возник проект «Арктический стандарт» – это комплекс документов, в котором определяются основные принципы и подходы к формированию комфортной среды в Арктике. По сути, это ответ на вызов неучтённости северной специфики в основных документах.


Дом в Тикси, фото: Ирина Красноперова


Есть ли у вас любимые примеры из практики развития северных городов?

—  Мне больше интересны проекты, связанные с решением сложного клубка проблем. В них так сразу не разобраться и все процессы настолько сильно завязаны друг на друге, что не знаешь, как и подступиться. Например, моя любимая многострадальная Воркута и ее проект по реализации концепции управляемого сжатия. Сложность городского сжатия в том, что этот процесс бьёт в разные места. Когда люди теряют работу, например, из-за закрывшегося предприятия и переезжают, город теряет трижды: во-первых, — человека (компетенции, талант), во-вторых — снижается налогооблагаемая база, в-третьих — покинутую жилую недвижимость надо кому-то содержать. Сейчас одно из самых тяжелых обременений для северных городов – необходимость содержания частично заселенной жилой инфраструктуры. 

Типичная картина следующая. В одном подъезде из 15 квартир – одна жилая, во втором – пять, в третьем — семь. Наш (советский) жилой фонд не предполагает частичного отключения от коммуникаций, поэтому даже при одной заселенной квартире в подъезде коммунальные службы обязаны поставлять тепло, газ и воду на весь подъезд, а так как большая часть жилья – муниципальная, то городской бюджет каждый год теряет большие суммы на содержании пустующего фонда. 

Воркута – единственный город, который не только принял, что он находится на стадии сжатия, но и работает с этим, выработал стратегию реагирования на процесс городского сжатия. Город потерял более половины населения с 1989 года, а сейчас ежегодно теряет почти полмиллиарда рублей на содержание пустующего фонда. Когда начинаем считать экономику, сразу возникает понимание, почему администрация выстроила планомерную работу по расселению периферийных частей города Воркуты и поселков на Воркутинском кольце и дальнейшему отключению зданий от коммуникаций. 


Вы делаете подкаст «Арктические вайбы». О чем этот проект, кто его целевая аудитория? 

—  У меня была простая предыстория – когда я начала заниматься Арктикой и работать для нее, мне не хватало междисциплинарного ресурса, который соединил бы закрытую и часто находящуюся «в себе» академию с теми, кто находится вне этого научного сообщества, но стремится с ним соприкасаться. Мне захотелось создать площадку, где можно было бы говорить о Севере и пробовать смотреть на него сквозь призму разных ученых и исследователей. Так и появился подкаст. 


Интерес к Арктике растет? Или это остается больше вопросом жителей Арктики и компаний, которые там работают?

—  Мы говорили о пульсациях в развитии Арктики, интерес к ней тоже постоянно пульсирует. Даже на примере темы благоустройства: несколько лет назад об особом подходе к благоустройству на Севере было не принято говорить, сейчас это отдельное направление всех форумов и конференций (северная среда, северное благоустройство, зимние города и т.д.). А всем нам известная пандемия обратила и внимание всех туристов на Север – всё больше людей едут в отпуск к Баренцеву морю или путешествуют по Колымскому тракту.


Дорога из Териберки, фото: Ирина Красноперова


Какие перспективы у туризма в Арктике и куда в первую очередь посоветуете поехать?

—   Все, кто был в Арктике, говорят о том, что после первого путешествия возвращались «на Севера» снова и снова. Объяснить это сложно и, наверное, не нужно. Приезжайте и всё поймете. О невероятной красоте читать странно, её надо наблюдать. 

Но искушенным туристам не стоит забывать, что строгая безлюдная красота идет обычно парой с инфраструктурными проблемами. В удаленные арктические уголки, действительно, сложно и дорого добраться. Но есть уже, что называются, «попсовые» варианты — распиаренные, с ресторанами, гостиницами и трансфером (та же Териберка), но при этом (что всё редко бывает) не теряющие своего шарма. Север — это особое ощущение природы, где начинаешь (наконец-то) слышать себя.

Из моих последних поездок я чаще всего вспоминаю мыс Желания в северной части архипелага Новая Земля — там огромный птичий базар, всё шумит, бурлит вокруг тебя, жизнь бьет ключом, а если повернуться ровно на север и смотреть вперед, то дальше — только Северный полюс, а позади вся Россия и весь мир. 


Над материалом работали: Анастасия Сайкова, Арина Обухова, Борис Храпов, Анна Музалёва