EN
7 декабря 2022
Инструкция 1: Детские пространства. Анастасия Рычкова (Бюро Дружба): «Дети сами догадываются, как можно использовать окружающие элементы в игре»
Анастасия Рычкова – один из специалистов, причастных к изменениям в сторону человеческого комфорта, который москвичи стали испытывать в последние годы. Первопроходец в области совместного и инклюзивного планирования объектов, архитектор знает, что нужно сделать, чтобы детское пространство было притягательным для юных горожан и их родителей.

Анастасия Рычкова.jpg
Анастасия Рычкова


Назовите главные признаки хорошего пространства для детей?

– Один из главных признаков – пространство должно быть инклюзивным во всех смыслах. В нём комфортно взаимодействовать взрослому с ребёнком, тут появляются точки, располагающие к этому взаимодействию. Также важно, чтобы пространство было многозначным, с элементами неопределённого использования. Это позволит каждый раз придумывать новый сценарий для игр. В хорошем пространстве ребёнок имеет возможность выбора – играть одному, в паре или в компании. Одна из тенденций, чтобы детское пространство не кричало о себе «Я – детская площадка!», «Я – детский МАФ!». Нужно, чтобы оно гармонично встраивалось в среду, в благоустройство, во двор, в парк. Дети сами догадываются, как можно использовать окружающие элементы в игре. Наличие природных объектов – всегда бонус. Ребёнок в любом случае понимает, как взаимодействовать с такими малыми формами.

Druzhba-akademdvory- (1).jpg
Академические дворы (Москва, Академический район), источник: Бюро Дружба

Могут ли горожане влиять на то, какими будут детские площадки во дворах или соседних парках?

– Очень важно, чтобы интересанты пространства были вовлечены в проектирование. Существуют программы, согласно которым в ТЗ предусматриваются не только проектные работы, но и соучастие. Тут происходит именно соучастие с людьми: с жителями многоквартирных домов, с жителями района. Этот процесс позволяет понять запросы пользователей и избежать шаблонных проектов, которые будут в итоге не востребованы. Пока таких примеров на практике не много, но в дальнейшем, мне кажется, это станет нормой. Уже сегодня появляются инициативные группы во дворах, среди жителей окрестных домов, которые обращаются к муниципальным депутатам, что позволяет влиять на то благоустройство, которое планируется в их районе.

Как можно изменить школьные дворы, чтобы они стали более комфортными и привлекательными для детей?

– Школьная территория, безусловно, несёт очень большой потенциал. Это пространственный и образовательный ресурс в рамках всего района. Школьный двор – продолжение обучающего процесса для детей, хочется, чтобы он стал познавательно-игровым пространством, в котором детям комфортно и безопасно, и есть места для учителей и родителей. Хорошо работает история, когда сами дети принимают участие в изменении своего двора. Есть большая градация преобразований от создания поп-ап пространств до комплексных решений. Дети, их родители, учителя с помощью архитекторов создают поп-ап пространства, которые несут в себе роль предвестников перемен, когда дети чувствуют, что их спрашивают и что они – равноправные участники процесса. Это может быть тестовым вариантом для более капитального благоустройства. Например, создание объектов-идентификаторов, в том числе игровых, когда ученики, родители, учителя участвуют в создании символа своего пространства. Комплексное благоустройство – это когда учитываются потребности всех пользователей: младшие классы, средняя школа, старшая школа, родители, учителя, администрация. Очень важно изложить все сценарии и функции в этом пространстве. Меняются покрытия, освещение, малые формы, дополняется озеленение.

02.jpg
Двор Павловской гимназии (Московская область), источник: Бюро Дружба

Расскажите о ваших любимых проектах бюро «Дружба»?

– Расскажу о самой свежей реализации: это проект «Лес-лабиринт», который появился этой осенью в Самаре в рамках фестиваля «Волгафест». Это «быстрый» проект, который был собран всего за 5 дней. Для нас создание арт-объектов на фестивалях – новая область. Мы постарались сконцентрировать в нём разные принципы «города для детей»: вариативность путей, взаимодействие взрослого и ребёнка, объекты неопределённого использования, непредсказуемость – то есть некий симулятор города. Получилась точка сбора, в которой встречались дети и взрослые. В лабиринте можно найти разные объекты-убежища: огромное гнездо, башню-дупло, улей… Причем такие обозначения этим пространствам дали именно мы, а каждый человек воспринимал и называл их по-своему.

LxarIqcdpKg.jpg
«Лес-лабиринт», источник фото: ВолгаФест 2022. Детство

Ваши любимые места Москвы?

– Их можно разделить на профессиональные маршруты – новые благоустроенные территории и объекты, – и на секретные уголки в городе, в которые хочется вернуться под определённое настроение. Например, шлюз на Яузе, который находится рядом с Artplay, не все москвичи о нём знают, это такое пространство, которое ты не ожидаешь встретить в ткани города. А также череда территорий: Artplay, Плутон, Винзавод, Арма – это пространства, которые близко друг к другу находятся, но совершенно разные по ощущению, по строению, по функционалу, и они образуют перетекающий пешеходный маршрут. Это интересный феномен, что каждая из этих территориально близких пространств развивались по своему пути.


Над материалом работали: Анастасия Сайкова, Татьяна Беличенко, Даниэле Де Сиати